22:56 

Renaissance_Art
Мечты слабых - бегство от действительности, мечты же сильных формируют действительность.
Конечно, сейчас никто не повторит слов немецкого византиниста Э. Штейна,
охарактеризовавшего Византию как «античность внутри Средневековья»;
принципиально средневековый характер византийской культуры достаточно
выявлен типологическим анализом. Однако формула Штейна не совсем
беспочвенна; она может рассматриваться как упрощенное отражение
определенного аспекта — византинизма — аспекта отнюдь не единственного,
однако присущего облику цивилизации ромеев. Гемист Плифон называет
античную культурную традицию «отеческим воспитанием», и этим фиксируется
отсутствие момента опосредованности и чувства дистанции в византийском
восприятии преемства: античная риторика и античная философия — это не
отдаленная, завершившая свой круг «древность», которая «умерла», так что
ее надо «возрождать», не забытый клад, который еще предстоит
отыскивать, но живое предание, переходящее от отца к сыну по праву
наследства. В составе византийской культуры жил, по выражению
искусствоведа Э. Китцингера, «вековечный эллинизм». Из
константинопольской «средины» открывались перспективы не только в
географическом пространстве, но и в историческом времени — путь в
незамыкающееся прошлое. Поэтому византийцы были незаменимыми менторами
и, так сказать, консультантами западноевропейского Возрождения. (c)

удивительно тонкое высказывание.

@темы: гео

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Out under the big bright yellow sun

главная